ВХОД:
запомнить

НАСТРОЙКИ:
  • Регистрация

  • ПОМОЩЬ:
  • Что такое доступ?
  • Как получить полный доступ?
  • Написать письмо в службу поддержки
  • Незабываемые туры от туроператора
    Бали, Египет, от туроператора
    Доступные туры в , туры в Индию от туроператора
    Продажа со склада и под заказ
    Доступные туры в , туры в Индию от туроператора

    дата выхода: 2.03.2006 | сайт обновлен: 25.01.2010

    № 10 (415) 2006
    Еженедельник «КРИМИНАЛ» №10
 (415) 2005


    -->
     

      Первая Тема номера  




    № 3 (611) 2009 $
    № 1 (610) 2009 $
    № 53 (609) 2009 $
    № 52 (608) 2009 $
    Архив газет
    № 51 (607) 2009
    № 50 (606) 2009
    № 49 (605) 2009
    № 48 (604) 2009

    Архив выпусков


    Подписка
      отписаться



    Обои для рабочего стола

    Мы за безопасный бизнес
    Обои для рабочего стола "Мы за безопасный бизнес"


    Читайте так же











    Предлагаем обмен кнопками.





    Диета для гурмана...

    Геннадий ЕВДОКИМОВ

    (Окончание. Начало в №9.)

    Массивная импозантная дама пробуравила меня неодобрительным взором и повернулась к профессору. Я осторожно примостился на кушетке, Аркадин расположился на стульчике, стоящем у самой стены. Судя по количеству толстяков, проблема похудения сегодня едва ли не самая главная для всего дееспособного населения страны. Правда, на этот счет у меня была собственная теория. Выглядела она так: чем выше уровень тревожности в человеческих душах, тем толще слой жира на теле. Эта самоочевидная истина с наглядностью показывает, где именно, в какой части света, уровень тревожности превышает все показатели. А уровень жизни, о котором талдычат на каждом углу, не имеет к этому никакого отношения…

    Профессор выписал толстухе рецепт, проводил ее до двери и вернулся к нам.

    — Мы по поводу смерти Васнецо-ва… — сказал Аркадин. – Скажите, какую диету вы прописали ему в последний раз?

    Профессор недовольно прищурился.

    — А что? – он хмыкнул. – Может, вы и меня подозреваете?

    Аркадин покачал головой.

    — Ну что вы, Михаил Натанович! Побойтесь бога, вы-то здесь при чем?

    — Не знаю — не знаю… — судя по выражению лица, словам Аркадина профессор поверил не до конца.

    Наверное, его можно было понять. Известие о смерти Васнецова застало врасплох не только Светогорова. В свои тридцать три Васнецов толстел с ошеломляющей стремительностью. Правда, накануне выборов он традиционно немного худел. Легче всего это получалось у него летом, когда вокруг полно фруктов и овощей. И в этот раз все должно было произойти по тому же сценарию. Но не произошло — Васнецов умер в постели, так и не дождавшись свидания с Женевой. Его кончину все восприняли как должное – в день его смерти столбик термометра поднялся до тридцати градусов и можно было предположить, что у тучного человека отказало сердце. Однако вскрытие показало — причиной смерти Васнецова явилась отнюдь не сердечная недостаточность, а внутреннее кровотечение. Тут-то в институте и зашевелились…

    Но больше всех обеспокоились его зарубежные коллеги. И вскоре заявление об убийстве Васнецова лежало на столе Аркадина. Ему в помощь дали меня. За день мы изучили заключение судмедэкспертизы, съездили в морг, опросили прозектора Рындина. Но ничего нового узнать не смогли. Оставалось надеяться на Светогорова…

    — Скажите, а что могло быть причиной кровотечения? – спросил Аркадин. – Может, какие-то препараты, плохое самочувствие, жара, наконец…

    Светогоров пожал плечами.

    — Видите, обычно в жаркие дни я рекомендовал ему принимать кардиоаспирин или фениллин. Вы, наверное, не знаете, что Васнецов страдал сердечной недостаточностью

    — Нет, — честно сознался Аркадин. – А что в этом случае дает применение лекарств?

    Светогоров вынул из шкафа папку с какими-то бумагами.

    — Вот, здесь все написано… — он протянул папку мне. – Эти лекарства разжижают кровь. Для человека тучной комплекции подобные меры позволяют переносить жару значительно легче. Возможно, Васнецов ошибся с дозировкой.

    — А при нарушении дозировки может быть кровотечение?

    — Да, разумеется, может…

    Я представил, как толстяк, обливающийся потом, горстями ест таблетки и запивает их фруктовым соком. Или нет – заедает клубникой.

    Аркадин поднялся. Я встал следом.

    — Поверьте, диета здесь ни при чем, – Светогоров тоже поднял-ся. – Я занимаюсь этим много лет и ошибиться не мог.

    — Профессор, — я хотел его успокоить, для чего и положил ладонь на рукав халата. – Нам бы тоже диета не помешала. Да и кто откажется от ведра клубники?

    Профессор строго посмотрел на меня.

    — А вот это вы напрасно. При таком заболевании, как у Васнецова, клубника ему была противопоказана. Более того, смертельно опасна. Клубника усугубляет действие лекарства. Получается двойной эффект. Я, кстати, всегда напоминал Васнецову об этом, когда составлял список разрешенных продуктов.

    Я замер в на пороге кабинета. Аркадин с удивлением наблюдал за тем, как я судорожно обыскиваю карманы.

    — Вот, — сказал я, протягивая профессору сложенный вдвое листок. – Это ваш список?

    Светогоров надел очки, пробежал текст глазами. Его брови сдвинулись к переносице.

    — Да, список мой. Правда, с небольшими отклонениями. Та же клубника, к примеру, здесь не упомянута вовсе… Не понимаю, кому было нужно его исправлять, – он удивленно посмотрел на меня. – Откуда это у вас?

    Я подтолкнул Аркадина в спину. Он все понял с полуслова. До выхода мы домчались в считанные секунды.

    — Это работа директора. У Васнецова полетел компьютер, и Красильников, пользуясь случаем, подредактировал диету. Зная, что ему нельзя клубнику, он включил ее в список. И даже передал целое ведро. Разумеется, Васнецов ее слопал…

    Аркадин выскочил на середину улицу. Летящая навстречу нам «Волга» скрежетнула тормозами.

    — Ты чего? От жары крыша поехала? – заорал высунувшийся из машины водитель.

    — Тихо! – рявкнул Аркадин, ткнув ему в лицо «ксиву». – Гони в аэропорт!

    Водитель быстро успокоился и даже пытался шутить.

    — Невесту ловите? – усмехнулся он, поглядывая назад.

    — Жениха! – процедил Аркадин. – Ты гони, а все вопросы потом.

    Я молча смотрел в окно. Пролетающие мимо поля дрожали в горячем мареве. Обжигающий воздух бил по лицу, словно распаренное полотенце.

    — А может, надо было ехать в институт? Вряд ли Красильников успеет так быстро собраться. Тем более что про клубнику он еще ничего не знает…

    Аркадин промолчал. Я долго смотрел на него, не решаясь повторить вопрос. В конце концов, ему виднее. Мы доехали до здания аэропорта, перед входом «Волга» лихо развернулась. И только тогда я заметил, как откуда-то сбоку на площадь выскочил темно-зеленый «Опель», принадлежащий институту социологии. На автомобильных дверцах белел двойной круг, по периметру которого бежала витиеватая надпись «Институт социологии».

    — По-моему, это Красильников… Торопится в Женеву?

    — Не успеет! – решительно заметил Аркадин, сунув пистолет под пиджак. – Пожалуйста, притормози рядом с «Опелем»!

    Судя по всему, водитель тоже поймал кураж. Он прижался к самой бровке. В последний момент выскочил на обгон, зажал лоснящийся бок. Я вывалился из салона, рванул дверцу на себя… И оторопел – никакого Красильникова в машине не было. Вместо него рядом с водителем сидел бледный, но совершенно спокойный Федулов.

    Мы переглянулись. Первым пришел в себя Аркадин.

    — Значит, это вы собрались в Женеву?

    Федулов протянул руку, чтобы достать с заднего сиденья свой дипломат. Я схватил его за запястье, пытаясь вытащить из машины.

    — Идиот, отпусти руку! – он с силой вырвал свою ладонь. – Я знал, что в никакую Женеву не успею. Потому и собрал дипломат! – он резко щелкнул крышкой, содержимое дипломата вывалилось на сиденье.

    Пара теплых носков, электробритва, полотенце, несколько пачек чая – с таким набором в Женеву не летают.

    — Метод, благодаря которому прославился Васнецов, мы разработали вместе, – Федулов засунул в дипломат пару носков, пачку чая, ободранную зубную щетку. – Но он меня обманул, все присвоил себе…

    — И как же это так получилось? – Аркадин хлопнул дверцей, втиснулся на заднее сиденье.

    Федулов, не оборачиваясь, смотрел перед собой. Он говорил глухо, недовольно, но от этого его слова звучали еще трагичнее…

    — Однажды у нас полетел компьютер и моя работа пропала целиком, полностью… А файлы Васнецова, как ни странно, уцелели. Их-то он и отослал за рубеж. Уже потом я узнал — он сделал это нарочно. Васнецов уничтожил мои файлы… Уничтожил…

    — Их нельзя было восстановить?

    — В том-то и дело, что нет. Там было множество расчетов, схем, ди-аграмм… Титанический труд… Да, титанический… — Федулов качнул

    головой и ухмыльнулся. – А потом я уничтожил его… Стер, как файл…

    — Вы передали ему не ту диету? – скорее констатировал, чем спросил я.

    Он ничего не успел ответить – темный, тяжелый взгляд, налитый злобой, сверкнул в глубине салона.

    — Нет, Федулов попросту накормил его клубникой… – сказал Аркадин и тут же рассмеялся. – Видишь, Ефимов, человека можно убить и так – по-вегетариански…

    В небе медленно пролетел самолет. Белый четкий след разделил нежную голубизну на две части, словно на две книжные страницы, одна из которых уже была прочитана, а другую только предстояло покрыть буквами, словами, строчками. И чьи-то руки несмело приобщались к этому неожиданному, но такому интересному занятию — к небесным письменам.



    Оценка:      Проголосовало:
    - +

    Добавить комментарий

     | 



    К данной статье комментариев нет.



       
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
    Редакция не встпуает в переписку с авторами.
    Все имена и фамилии изменены.


    Веб-сайт:
    E-mail: info@idpoputchik.ru
    Перепечатка материалов из еженедельника "Попутчик-Криминал" только с разрешения редакции

    Правовое обеспечение издания осуществляет юридическая служба ООО «Попутчик-медиа»


           
    Высокочастотные компоненты,
    Незабываемые туры от туроператора
    Бали, Египет, от туроператора
    Доступные туры в , туры в Индию от туроператора







    Разработано в
    Центр от а до я обучающий английский для детей 18.